ЖЕНЩИНА КАК ФОРМА ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ АЛЕКСАНДРА САВАТЮГИНА

Работы известного, опытного и по-прежнему молодого петербургского мастера фотографии Александра Саватюгина во власти серого, желтого и красного. Эти цвета соединяют зыбкую лирику раннего периода творчества, причудливую конкретику среднего и яркую жесткость последнего.
Серый цвет — цвет пространства. Он выплывает облаками, колеблется тенями, переливается оттенками: сгущается до черноты и разряжается в непорочно белое — от космической бесконечности до иного — сакрального — измерения. А ещё — он цвет широкой северной реки, низкого ингерманландского неба, заиндевевшего гранита, тающего снега, ряби крыш, омытых петербургскими дождями. Серый — цвет серебра, перетекшего в фотографию, превращающую предзеркалье в зазеркалье.
Жёлтый — цвет времени: от утренних лучей и весенней мать-и-мачехи до ампирной роскоши осени, золота и желчи прожитых лет. Это цвет, который приобретают старинные гравюры и дагерротипы, ветхие белые одежды, много перечитанные любовные письма. Пыльца времени превращает этот цвет в цвет памяти, и он же становится пронзительным напоминанием о быстротечности жизни.
Красный цвет — цвет действия, чувственности, конфликта и формы. И даже капля его растекается в гигантскую плоскость. Он всегда о сегодняшнем дне, он всегда готов на обложку, и он не боится глянца.
Женщина у А.Саватюгина всегда красива, потому что (или — поэтому) играет формообразующую роль. Речь идет о той самой красоте, которой неправильность, угловатость, странность не вредит, а наоборот её же и высвечивает. Модели хороши в любом цвете, потому что они органичны и вовремени, и в пространстве, и в действии.
Женщина в работах А.Саватюгина бесконечно загадочна, но узнаваема и предсказуема. Может быть, оттого, что она существует в творчестве фотографа не как жанр, а как сюжет, трактуемый моделью. Предельно естественная пластика — лучшая награда постановочной фотографии —здесь завораживает, создавая особый интонационный строй, знакомый нам по Серебряному веку, например. И зритель оказывается в синхронизированном культурой пространстве, обжитом им в серо-желтом Петербурге.
Александру Саватюгину в различных технологических и стилевых решениях удалось соединить бездонность зеркала с плоскостью листа. Авторская уверенность не перерастает в самолюбование, творческое самозабвение не гасит индивидуальности моделей, образы которых живут уже сами по себе, а не по воле художника, как и полагается в истинном искусстве.

Вадим Высоцкий, кандидат культурологии.

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Previous post Project =END Z=
Next post Project = END Z = ver. 1.5 #1

Recent Post